izlington: (Kengur)
"Why are you in my selfie?"
(from somewhere)
izlington: (Kengur)
"Роды — болезненный процесс, в особенности если человек рождает сам себя, да еще в зрелые годы."

Станислав Ежи Лец
izlington: (Default)
"Через месяц после моего визита к миссис О'М. в газете «Нью-Йорк таймс» появилась статья под заголовком «Секрет Шостаковича», где китайский невролог Дейжу Ванг утверждал, что «секретом» композитора был подвижный осколок снаряда, оставшийся у него в мозгу, в височном роге левого бокового желудочка. Шостакович отвергал все предложения его удалить:

С того момента, как в его мозг попал осколок, Шостакович, по его собственным словам, наклоняя голову, каждый раз слышал музыку. Сознание его наполнялось мелодиями, все время разными, которые он использовал в своих сочинениях.

Рентгеновские снимки, согласно данным доктора Ванга, показали, что, когда Шостакович менял положение головы, осколок перемещался внутри черепа и надавливал на «музыкальную» височную долю, порождая бесконечный поток мелодий, служивших пищей музыкальному гению композитора. Р. А. Хенсон, издатель сборника «Музыка и мозг» (1977), хотя и выразил серьезные сомнения по поводу этой гипотезы, категорически отрицать ее не стал. «Не берусь утверждать, что это невозможно», – заметил он."


Оливер Сакс "Человек который принял жену за шляпу"
izlington: (Default)
- В другой раз… я был в России, около Новороссийска, туда я ездил тоже на шахты. На сей раз это была медь. Я выучил пять-шесть русских слов, ровно столько, сколько было необходимо: да, нет, хлеб, вода, я тебя люблю, приходи, сколько. Я подружился с одним русским, это был ярый большевик. Каждый вечер мы ходили в одну и ту же портовую харчевню, выпивали не один графинчик водки, что нас приводило в хорошее настроение. Как только нам становилось весело, сердца наши раскрывались. Он хотел мне подробно рассказать о том, что с ним произошло во время русской революции, я же пытался посвятить его в свои похождения.

Как видишь, мы вместе напивались и скоро стали как братья. С грехом пополам объясняясь жестами, мы старались понять друг друга. Он начинал первым, а когда я больше ничего не понимал, то кричал: «Стоп!» Тогда он пускался в пляс, понимаешь, хозяин? Чтобы передать в танце, то, что он хотел мне сказать. Я делал то же самое. Всё, что мы не могли выразить словами, мы говорили ногами, руками, животом или же дикими воплями: Аи! Аи! Оп ля! Ойе!

Русский говорил о том, как они взяли в руки оружие, как вспыхнула война, как прибыл он в Новороссийск. Потом я больше не мог ничего понять, поднял руку и закричал: «Стоп!» Русский тотчас пустился в пляс и пошёл и пошёл! Он плясал, как одержимый. Я смотрел на его руки, ноги, грудь, глаза и всё понимал. Они вошли в Новороссийск, расстреливали хозяев, грабили лавки, врывались в дома и похищали женщин. Сначала те плакали, шлюхи, царапались, но постепенно затихали, закрывали глаза и визжали от удовольствия. Женщины, право…

А потом была моя очередь. С первых же слов (может он был малость туповат) русский кричал: «Стоп!» Я только этого и ждал. Я вскакивал, отодвигал столы и стулья и пускался в пляс. Эх, старина! Люди пали так низко, чёрт возьми, они настолько ленивы, что довели своё тело до немоты, работают только языком. Много ли, по-твоему, можно сказать языком? Если бы ты мог видеть, как он меня «слушал», этот русский, всего - с ног до головы - и как он всё понимал. Танцуя, я описывал ему свои несчастья, путешествия, женитьбы, ремёсла, которым обучился: каменотёса, шахтёра, разносчика, гончара, игрока на сантури, торговца семечками, кузнеца; рассказывал, как я был повстанцем, контрабандистом; сколько раз меня сажали в тюрьму, как я убегал, как я прибыл в Россию… Он, всё, ну просто всё понимал, хотя и был тупоголовым. Много что говорили мои ноги, руки, даже волосы и одежда. Нож, висевший на моём поясе, и то говорил. Когда я кончил, этот большой дурень сжал меня в объятиях, целовал, мы снова наполнили стаканы водкой, плакали, смеялись и вновь обнимались. На рассвете мы расставались и шли спать, спотыкаясь, а вечером опять находили друг друга.

Ты смеешься, не веришь мне, хозяин? «Скажи, пожалуйста, - думаешь ты, - что нам заливает этот Синдбад - Мореход? Говорить с помощью танца, разве это возможно?» И, однако, я готов руку отдать на отсечение, должно быть, именно так разговаривают между собой боги и дьяволы.
izlington: (Kengur)
Мне кажется, что главное в действии усилие. Само усилие очищает и гармонизирует. Важно значение, которое человек вкладывает в действие. Внешнее же проявление имеет мало смысла, если человек сам не придает смысла своему действию.

      Главное -- идти. Дорога не кончается, а цель -- всегда обман зрения странника: он поднялся на вершину, но ему уже видится другая; достигнутая цель перестает ощущаться целью. Но ты не сдвинешься с места, если не примешь того, что существует вокруг тебя. Пусть для того, что
      бы вечно уходить от существующего. Я не верю в отдых. Если мучает противоречие, недостойно закрыть на него глаза и постараться поскорее успокоиться, согласившись с первой попавшейся из сторон. Кто видел, чтобы кедр прятался от ветра? Ветер раскачивает его и укрепляет. Умудрится тот, кто из дурного извлечет благо. Ты ищешь смысла в жизни; но единственный ее смысл в том, чтобы ты наконец сбылся, а совсем не в ничтожном покое, позволившем позабыть о противоречиях. Если что-то сопротивляется тебе и причиняет боль, не утешай, пусть растет -- значит, ты пускаешь корни, ты выбираешься из кокона. Благословенны муки, рождающие тебя, нет подлинности, нет истины, которые явились бы как очевидность. А то расхожее решение, что тебе обычно предлагается, -- удобная сделка, снотворное при бессоннице.
      Я презираю тех, кто валяет дурака, лишь бы позабыть о сложностях, кто ради спокойной жизни душит порывы сердца и тупеет. Запомни: неразрешимая проблема, непримиримое противоречие вынуждают тебя превозмочь себя, а значит, вырасти -- иначе с ними не справишься. Искривляя корни, ты пробиваешь безликую каменистую землю, и питаешься ею, и творишь во славу Божию кедр. Истинна слава лишь того храма, который вытерпел износ не от одного десятка поколений. И ты, если хочешь вырасти, позволь противоречиям изнашивать тебя, они -- твой путь к Господу. Нет в этом мире другого пути. Согласись, прими страдание, и оно поможет тебе подняться.
      Но есть слабые деревья, они не выдерживают песчаных бурь. Есть слабые люди, они не в силах себя превозмочь. Убив в себе величие, они кроят себе счастье из посредственности. И согласны вековать на постоялом дворе. Они согласились на выкидыш, они скинули самих себя. Мне нет дела до того, что с ними станется. Они плесневеют среди скудости готового и верят, что счастливы. Они не пожелали видеть врагов в себе и вокруг себя. Они отвернулись от необходимости, неудовлетворенности и неутолимой жажды, через которые говорит с ними Господь. Они не тянутся к свету, как тянутся к нему в гуще леса деревья, -- солнце не может сделаться запасом, они всегда будут гнаться за ним сквозь густую тень соседних, будут вытягиваться и расти, пока не станут ровными стройными колоннами, их породила земля, но они возвеличились, потому что искали своего бога. Бог никого не ловит. Он существует, и человек может взрастить себя на Его просторе, как дерево с могучей кроной.
      Не снисходи до общепринятых мнений. Люди сосредоточат тебя на тебе самом и помешают расти. Они привыкли считать заблуждением все, что противоположно их истине, твои метания и противоречия для них легки и разрешимы, и, как плод заблуждения, они отбросят семя твоего будущего роста. Они хотят, чтобы ты обобрал сам себя, стал потребителем, довольствовался готовым и делал вид, будто сбылся. Для чего тебе тогда искать Господа, слагать гимн, карабкаться на горную вершину, чтобы упорядочить пейзаж, который клубится сейчас перед тобой хаосом? Для чего спасать в себе свет? Ведь его не поймать раз и навсегда, его нужно ловить каждый день.
      Не мешай, пусть они говорят. Легковесные души советуют тебе, они хотят, чтобы ты был счастлив. Прежде времени хотят они успокоить тебя, покой ты обретешь только в смерти, только после смерти послужит тебе накопленное. Копишь ты не запас на жизнь, а мед на зиму вечности.
      Если ты спросишь меня: "Так будить ли мне спящего или оставить спать, не мешая его счастью?" -- я отвечу, что ничего не знаю о счастье. Но если на рассвете -- заморозки, неужели ты не разбудишь друга? Неужели оставишь его без восходящего солнца? Многие любят спать и не хотят просыпаться, но все же высвободи их из блаженных объятий сна, выгони из дома, они должны сбыться.
izlington: (Kengur)
Я знаю: нам не о чем жалеть, и это величайшее из утешений. Ни о чем не стоит жалеть и ни от чего не нужно отказываться.
      -- Прошлое -- тот же пейзаж, -- говорил мне отец -- здесь у тебя гора, там речка, по прихоти памяти ты расставляешь между ними города, которые любишь навещать. Если тебе чего-то недостало, ты строишь воздушный замок. Построить его легко: ничем не помешаешь нашему мечтанью, оно так летуче, податливо, ненадежно, оно всегда во власти случая. Но не сожалей, твердя, что лучше бы помнить другое. Воспоминания хороши тем, что они есть. В наличии -- главное достоинство моего замка, его дверей и стен.
      Какой завоеватель, завладев землями, сожалел, что гора поднимается здесь, а река течет там? Для вышивки необходима ткань, для пения и танцев -- правила, для человеческих трудов -- выучка.
      Сожалеть о полученных ранах -- все равно что сожалеть о том, что родился на свет или родился не в то время. Прошлое -- это то, что сплело твое настоящее. С ним уже ничего не поделать. Прими его и не двигай в нем горы. Их все равно не сдвинуть с места.
izlington: (Kengur)

из ленты:
"Есть только два дня в году, когда вы не можете ничего сделать. Один из них называется вчера, а другой называется завтра."

izlington: (Kengur)
Сила приходит только с усилием.
izlington: (Kengur)
Знакомый пишет в фб: "
In an article on the Red Army's behaviour in East Germany: "As scholars of Russian drinking habits have repeatedly noted ..." Since when can one be a 'scholar', 'expert' or 'academic' in Russian drinking habits? Moreover, how can I become one of them?"
izlington: (Default)

одна из моих любимых фраз на испанском:

El corazón tiene razones que la razón no entiende.


Перевод: у сердца есть доводы, которые непонятны рассудку.

izlington: (Default)
Мои образованные товарищи, я ищу точную формулировку высказывания и/или его автора. Вычитала я его когда-то где-то и теперь не помню ни точной формулировки, ни автора, ни даже на каком языке я это читала. А вот теперь очень очень нужно использовать эту цитату в одном аргументе.

В моей вольной трактовке текст был близок к следующему:
Единственна война, которая имеет оправдание - это война за Елену Троянскую. Только тогда люди точно знали, за что они дрались.

Поспрашивайте родственников. коллег. Нашедшему приз ввиде моей бесконечной благодарности.
izlington: (Default)
Where two principles really do meet which cannot be reconciled with one another, then each man declares the other a fool and heretic.
Ludwig Wittgenstein, On Certainty
izlington: (Default)
«Там, где коровы становятся красивее женщин, начинается Голландия»
izlington: (Default)
Обсуждая женскую красоту мой знакомый Болгарин, который прекрасно говорит по-русски с очень колоритным акцентом, высказался о голландках следующим образом:
«Голландки, они на коровок похожи, не знаешь что с ними делать секс или борьба» :)


izlington: (Default)
«Нельзя представить себе ничего настолько абсурдного или неправдоподобного, чтобы не быть доказанным тем или иным философом»

(Декарт)
izlington: (Default)
Болгарское посольство в Нидерландах: уголок непуганого совка посреди прогрессивной Европы.Что бы их всех там! R.I.P. Summer Vocation :(


- Как мотивировать себя что-то делать? - Да никак, оставайтесь в жопе!
Артемий Лебедев
 
izlington: (Default)
Фраза вчерашнего вечера:
"We don't need human rights - we have Mr. Putin"
izlington: (Yawur)
.... из фильма
"Everything changes, except God"
"...the biggest crime is to use human's weaknesses"
izlington: (Default)

From a diary of kamikaze Azanawa Toshio, lieutenant, student soldier from Chuo University, to his beloved one Sonoda Chieko:

“Find happiness, Chieko. Being able to love another person is the utmost happiness. My future will be fulfilled by my wish for your happiness which is the most honourable of all my feelings”.

Не за императора они умирали.

Profile

izlington: (Default)
izlington

December 2016

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios